В 2022-2023 годах зима была очень долгой. Казалось, что метель огородила каждого жителя пеленой, отчего никто не понимал, что происходит. Никто не видел полную политическую картину, закрываясь в своем снежном коконе. Каждый стал как будто бы затерянным атомом, который несется в пространстве сам по себе. За неимением лучшего решения, я стал документировать происходящую ситуацию, назвав ее гибернацией, потому что каждый как будто погрузился в свой сон. Или это был некоторый коллективный сон, длящийся третий год. Зима, как особое для России время года, только четче выявляет и показывает это состояние разрыва.
Я использовал старый фотоаппарат и цифровой зум, чтобы зернистость изображения усилила ощущение снега, метели и атомарности.

___

In 2022-2023, the winter was very long. It seemed that a snowstorm had surrounded each inhabitant with a veil, so that no one understood what was happening. Nobody saw the full political picture, closing themselves in their snow cocoon. Everyone became as if a lost atom, rushing through space on its own. For lack of a better solution, I began to document the situation, calling it hibernation, because everyone seemed to have plunged into their own sleep. Or maybe it was some kind of collective dream that has been ongoing third year. Winter, as a special time of year for Russia, only more clearly reveals and shows this state of rupture.
I used an old camera and a digital zoom to add grain to the image to enhance the feeling of snow, blizzard and atomicity.