Slider


Dance

Пару лет назад я задержался на работе и случайным образом у нас завязался диалог с охранником. Не помню как, но мы заговорили об интерьере заведения (институт советских времен). Помимо прочего стали обсуждать и облицовку стен, исполненную в мраморных плитах.

— Это они специально, — сказал охранник, указывая на несостыковку рисунка между плитами, — чтобы нас раздражать. Вредители.

Как складывался диалог в дальнейшем не помню, но именно этот момент с плитами остался в памяти, как некий странный и, может, забавный.

Какое-то время этот фрагмент диалога находился где-то глубоко, пока в один момент я и сам не обратил внимание на несостыковку плит на некоторых станциях метро и не вспомнил его.

— Возможно ли, что за этим стоит что-то? — спрашивал я себя.

— Ведь камень, это не обои, его просто распиливают вдоль и рисунок его нельзя подогнать.

— Но это должны были учесть, и придумать другой вариант оформления. Кто допустил такое?

— Но ведь это по прежнему красиво!

— Да, но факт остается фактом, узор не совпадает, для самого камня данная ситуация также неестественна, ведь он существует в природе в законченном и гармоничном варианте, с логичными узорными перетеканиями внутри своей трехмерной сущности. Однако на стене мы видим его двухмерную развертку, которая, не смотря на красоту, уже камнем не является.

— Может ли данная ситуация влиять на смотрящего, как на того охранника?

Немного ознакомившись с историей метро, я пришел к выводу, что это место идеологически и сакрально заряжено. Во-первых, оно связано с культом личности, идеологией коммунизма молодого советского государства, во-вторых — с нахождением под землей, в месте, где раньше находилось царство мертвых. Такое пребывание само по-себе ирреально.

Я стал перебирать узоры, которые соответствовали бы обозначенным явлениям и вышел к идее Критского лабиринта. Критский лабиринт представляет собой одну дорожку, которая маятниковыми движениями приближается к центру где и заканчивается.





По одной из версий — лабиринт это схема движений в групповом танце, «хоровод», который создал Дедал для Ариадны (выложив линии танца на площадке в Кносском дворце), и который победно исполнил Тесей с пленниками на Делосе, победив врага.

Смысл танца со временем стал неясен, как и его движения, и с ним стали связывать некоторую запутанность, которая трансформировалась в лабиринт-путаницу — уже известный нам мотив без «нити Ариадны», имеющий множество ходов.

Так же можно отметить толкования и смыслы, которые придавались лабиринту в последующие времена. И в первую очередь это различного рода инициации: взросление, переход в загробный мир, рождение. Что обусловлено формой лабиринта — линия, которая окольными (долгими, нудными) путями ведет к центру, где что-то происходит, после чего следует возвращение назад уже измененным.

После знакомства с данными фактами, наблюдаемое мною явление «смешения узора» я стал связывать с лабиринтом «путаницей», как с чем-то потерявшем свой смысл и назначение, и решил провести реконструкцию данной запутанности к первоначальному, лаконичному Критскому лабиринту, путешествию, инициации.

Центральным жестом в этой практике должно было стать нахождение фрагментов лабиринта, с последующим их сложением в необходимый рисунок. Я не ставил своей целью полностью воспроизвести Критский лабиринт, а, по крайней мере, наметить фигуру, которая будет создавать к нему визуальные посылки.

Фрагменты лабиринта я искал на различных станциях метро. В качестве инструмента я использовал ручной сканер. Полученные изображения, я собирал на компьютере.

В своем проекте «Dance» я обращаюсь к реконструкции в общественном пространстве утраченного древнего узора лабиринта, который способен инициировать взгляд, а за ним и тело к такому сложному извилистому пути, в конце которого, согласно легенде, произойдет Встреча.



Slider

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.