Разговор о фотографии всегда поднимает вопрос о взаимоотношениях взгляда и механизма. С одной стороны, эти отношения формируются через желание автора к близости, открытию. С другой стороны — через механистическое желание фотоаппарата — кадрировать, приближать, сопоставлять. Чьи стремления реализуются в итоге, кто задает темп и метод, техника или ее оператор?

Повседневность, я бы сказал, довольно не артикулированный материал. То, что происходит, когда человек движется — это смотрение по краям, схватывание частей. Построение связей между ними — это способ удержаться, остаться адекватным месту. Таким образом происходит ориентация, нарратив пространства. Этот нарратив — возможность в беспорядочном увидеть структуру, которая воспроизводит закон места, его узор. Закон — как некая пульсирующая структура, которая воспроизводит логику этого места, образует жителей в некое сообщество, в своих ритмах сохраняя их память. Согласно закону в этом месте случаются события — цвет одежды, повороты домов, содержание окон и пути движения собак. Подключение к этой структуре дает возможность помнить то общее, что забывается индивидуально.

Мои способы, благодаря которым я могу в какой-то момент приблизиться к этому общему не фотографичны, поскольку мерцание затвора — это псевдо-движение, желание техники делать измерения. Но это мой единственный инструмент передачи своего опыта. То, что получается в итоге у зрителя — нельзя контролировать, оно возникает или не возникает где-то на стыке снимков случайным образом


Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.